78765

Чудо и наука

Постоянно вспоминаю замечательные слова выдающейся писательницы Мариэтты Шагинян, попытавшейся объяснить сложный процесс, происходящий в человеческом сознании. Она говорила:

— Новые научные открытия надвигаются на нас, нашу психику, систему наших чувств и мышления с огромной силой воздействия, и они, эти открытия, влияют отнюдь не только на материальный мир, они перевоспитывают самого человека, меняют его характер, образ мышления, привычки, способ жизни.

Не эти ли качества, приобретенные нами, заставляют нас по-новому взглянуть на то, что когда-то называлось загадками, чудесами, тайнами, то, от чего мы открещивались, не понимая и не принимая.

Сегодня необходимо новое мышление — космическое мышление человечества, не отвергающее, а ищущее разгадки НЛО, биополя, глубин психики, тайн живой природы. И всё это ради того, чтобы смелее смотреть вперёд.

— Через знание, через радарное свойство мысли мы жаждем продлить себя о веках. — считает писатель Л. Леонов.- При этом не одними только удачами так бессонно интересуемся мы, но также историей неоправдавшихся поисков, пускай даже без завершительной победы, трагедиями великих научных ошибок, потому что это наши общие ошибки, и было бы безумным расточительством выкидывать из памяти людской мучительные и, может быть, самые ценные уроки заблуждений.

Не отвергать таинственное явление, не избегать чуда, а побудить изучать его сущность, скрытую от нас своей необычностью, — вот наша задача.

Вспомните истерическое высказывание одного из прародителей ядерной физики Нильса Бора о значении «безумных идей»: может быть, как раз в них и скрыта пока ещё неведомая истина.

Не бояться «безумных идей», не отвергать чудеса как антинаучные явления — вот философия нашего сайта.

Мы согласны также с известным академиком Б. В. Раушенбахом, который характеризует взаимосвязь науки и чуда так:

«Соотношение науки и чуда — вечная проблема. Свыше тысячи лет назад она была блестяще разрешена блаженным Августином. С ним нельзя не согласиться. В его формулировке — что есть чудо и наука и как они друг с другом связаны? — утверждается: «Чудеса не противоречат законам природы. Они противоречат лишь нашим представлениям о законах природы».

И далее академик добавляет от себя: «…мне кажется, что отрицание чудес с ходу — есть теоретическая трусость, и больше ничего. Теоретический трус, боящийся что-то нарушить в привычных ему с университета представлениях, никогда еще ничего серьезного в науке не сделал… Теоретические трусы — они во всем продолжают искать жульничество».

Так будем же расширять наше представление о законах природы в непримиримой борьбе с теоретической трусостью.